Конфликт с цветом российской культурной элиты, вызванный арестом худрука «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова, скажется на кампании по выборам президента РФ в 2018 году

В том, что нынешний хозяин Кремля, в конечном счете, примет участие в выборах главы государства, сомнений нет. Как нет сомнений и в том, что он вновь триумфально победит, хотя бы по той причине, что сегодня в России нет политика, способного на равных с Путиным конкурировать. Но ссора с элитой из числа деятелей культуры после ареста Серебреникова очков президенту не прибавит, а имиджевые потери в данном случае для Путина неизбежны.

Все рассуждения, часть из которых принадлежит самому президенту, о том, что у нас следствие и суды независимы от остальных ветвей власти, можно считать комплиментом в адрес демократического развития российского общества. То есть, ростки демократии есть, а вот с развитием дела обстоят на самом деле значительно хуже.

В том, что Кремль, как и раньше, управляет решениями о том, кого привлечь к ответственности можно, а кого лучше поберечь, у меня сомнений нет. Вспомним хотя бы дело экс-министра обороны Сердюкова, который подозревался Следственным комитетом в причинении многомиллиардного ущерба стране от продажи собственности оборонного ведомства. В связи с амнистией по случаю годовщины принятия Конституции РФ дело было закрыто. Случайно или сработали старые питерские и кремлевские связи Сердюкова и телефонное право?

У Серебренникова, которого подозревают в хищении более миллиона долларов, ничего из этих сокровищ в ходе обысков не обнаружили. Да и квартира оказалась явно не жилищем олигарха, хотя за свои постановки режиссер получал очень приличные деньги. Причем не только в России, но и за ее рубежами, где труд таланта оплачивается полновесно и надежной валютой.

Вопрос о том, откуда нарисовалась эта сумасшедшая цифра в 68 миллионов якобы похищенных рублей при реализации Серебренниковым проекта «Платформа», также интересен. По версии следствия, завышалась стоимость спектаклей, затем разницу преступная группа во главе с режиссером присваивала. Но кто производил такую экспертизу, устанавливая, во что обошелся тот или иной спектакль, не говорится. Да и не может служить основанием для обвинений, поскольку даже привлечение маститых или начинающих актеров в проект может обойтись в рубль, а может и в сто рублей. Цифры, понятно, условны. Стоимость декораций – эта также предмет договоренностей между заказчиком и исполнителем, в зависимости от его известности. Или эксперты СК основывались на данных усредненных, сравнивая расценки от областных театров до народных?

Сам Серебренников и на заседании в суде заявлял, что не понимает сути предъявленных ему обвинений, а также – кому это понадобилось. Недоброжелателям? Возможно, кому-то не дает покоя популярность режиссера, которого многие театроведы причисляют к тройке самых популярных и известных мастеров в России. Рвение специалистов СК, которым хочется засветиться в очередном громком деле? Версия также имеет право на существование.

А вот чем объяснить молчание Кремля по этой ситуации, понять сложно. Мастера культуры, а таковых более тридцати человек, которые в суде поручились за Серебренникова, в прошлые выборы Владимира Путина в своем большинстве были его доверенными лицами. Если худрук «Гоголь-центра» и дальше будет куковать под домашним арестом, не факт, что элита российской культуры вновь согласится представлять хозяина Кремля на выборах предстоящих. Терять свое лицо, — это не в традициях российской интеллигенции на протяжении многих веков. Вот и получается: недоброжелатели Серебренникова целили лично в него, а ненароком зацепили интересы Владимира Путина. А следствие выступило в роли инструмента при выполнении «заказа».

Алексей Моргун, политолог, заместитель председателя Госкомпечати РФ в 1994-1996 годах

Источник Чистовик